Аналитическая психология

 

 

А. п. - рез-т трудов К. Г. Юнга (1875-1961) и его последователей, к-рые продолжают развивать его теорию и расширять ее клинические приложения. В 1907 г. Юнг стал сторонником Фрейда и активным членом психоаналитического кружка, но в 1913 г. покинул его вследствие филос. и теорет. разногласий. Филос. основу теории Юнга составляет телеологическое допущение  организменной целенаправленности, благодаря к-рой трансформационные процессы индивидуации разворачиваются в каждом чел. по путям, уже заложенным в уникальном потенциале психол. центра, названному Юнгом Самостью. Сначала концепции Юнга были отвергнуты американской психологией по тем же самым причинам, по к-рым к ним с уважением прислушались в эпоху расцвета холистических подходов и теорий самоактуализации; начало этой эпохи было положено американскими авторами 1950-х гг. Юнговская концепция  Самости подчеркивает важность равновесия и целостности, но выходит далеко за пределы этого, признавая, что духовная основа  и трансцендентный источник творческой силы свойственны потенциалу роста в душе каждого чел. Понятие  Самости у Юнга невозможно ясно определить или полностью раскрыть без обращения  ко всей его теории. Эта необычайно многоаспектная и обобщающая теория  представляет психологию индивидуума как уходящую корнями в эволюционную историю, зафиксированную в форме архетипического образа и предрасположенности в коллективном бессознательном. Символизируемое океаном как первичным источником и вместилищем биолог. эволюции, коллективное бессознательное  предваряет и содержит в себе всплывающее сознание  человечества. Т. о., Я как носитель дифференцированного сознания - более поздний "пришелец" в развитии чел., "остров", поднявшийся из глубин океана. Юнг представляет себе истинный центр души в виде созидательного источника, из к-рого появляется жизнь  и начинается развитие,  и этим источником (одновременно и парадоксально уникальным, и универсальным, биолог. и трансцендентальным) является Самость.  Понятие бессознательного у Юнга включает индивидуальную сферу личного бессознательного, производного от впечатлений детства, но простирается дальше этого в океанические глубины коллективного бессознательного (т.ж называемого объективной душой в отличие от личной и субъективной), к-рое поддерживает связь  индивидуума с трансцендентным Источником его уникального созидательного потенциала и обеспечивает ему доступ к психол. наследию челов. опыта с незапамятных первобытных времен. Язык  бессознательного - это символические образы, представляющие "неосязаемую" внутреннюю реальность  как если бы она была нарисованной сценой. Символический модус применим к тому, что никогда не м. б. познано полностью, и эссенциальная тайна челов. души уважается в психологии Юнга. Загадочный аспект сновидений рассматривается не как рез-т цензуры Я, а как следствие нашей несведущности в первичном языке, сочетающейся с эссенциальной тайной принципиально непознаваемого. Если в сновидениях, приходящих с уровня личного бессознательного, в качестве выразительных средств используются знакомые люди и знакомые места, то темы за пределами уровня личного опыта передаются через архетипические образы, проникшие во все мировые мифологии, к-рые в символической форме отображают эволюцию челов. души. Хотя Самость составляет архетипическую Тотальность и несет в себе центральный организующий принцип  души, она слишком всеобъемлюща для непосредственных встреч с Я, и потому такие контакты с архетипическим миром осуществляются в основном через персону, тень  и аниму или анимус.  В то время  как Самость воплощает архетипическую гармонию, к к-рой люди стремятся в попытке достичь единства противоположностей, более имманентные архетипические силы выражают парадоксальную природу жизни как противоположностей, требующих примирения. Персона  и тень составляют пару противоположностей. Несмотря на свои корни, связанные с архетипической необходимостью коллективной культурной адаптации, персона развивается ближе к сознанию, чем др. архетипические силы, и создает соц. маску, соотв. соц. ролям. Эта маска принимает окончательный вид в процессе отношений с представителями коллективной власти. В оппозиции к персоне находится тень, составленная отчасти из личных качеств, вытесненных из сознания в процессе формирования комплексов, в сочетании с архетипическими ядрами, несущими в себе как темноту всемирного "зла", так и творческий потенциал  порождающей энергии. Психол. трудности усиливаются поляризацией между персоной и тенью. Индивидуум,  идентифицирующийся с идеализируемыми образами персоны, подвергается опасности прорывов из отвергнутого и забытого царства тени, к-рое усиливается как внутренний  враг вследствие недостатка осознания и связанности с Я. Проникая в сознание либо путем проекции на др. людей, либо через образы сновидений и продукты фантазий, тень является незваным гостем, к-рый тем не менее приносит возможность облегчения индивидуации, открывая двери бессознательного, ведущие к тому, что требует освобождения и преобразования. Юнг обозначает мужской принцип в душе женщины термином "анимус", а женский принцип в душе мужчины - термином "анима" . Преодолевая расстояние между землей (феминность) и духом (маскулинность) , половая полярность несет в себе базисный творческий динамизм побуждения к индивидуации. Аналогично положительным и отрицательным электрическим зарядам, половые противоположности  обнаруживают сильное взаимное притяжение. Эти противоположности, пожалуй, легче всего можно охарактеризовать, ссылаясь на китайские принципы - ян (мужское начало) и инь (женское начало). Ян символизирует агрессивную, созидательную, проникающую силу фаллоса и меча, а инь - рецептивные, уступающие, сохраняющие и пульсирующие ритмы матки и приливов. Важным аспектом процесса индивидуации является достижение сознательного принятия свойств, происходящих от "другого внутри". Мужчина, прошедший этот этап  индивидуации, обогащает свое маскулинное функционирование внутренним источником вдохновения, творчества и психол. поддержки. Анима делает его способным устанавливать связь с потоком спонтанного чувствования. Без такого использования своей феминной стороны как внутреннего ресурса он рискует впасть в бессознательную идентификацию с образом "низшей женщины", к-рая характеризуется частой сменой настроений и депрессией или психич. инфляцией и примитивной иррациональностью. Женщина, достигшая сознательного принятия свойств ее анимуса, способна эффективно использовать силы своего Логоса во взаимодействии с внешним миром. Теперь она может объективно разобраться в происходящем, ее способности  к наблюдению и логическому рассуждению усиливаются, зачастую приводя к значительному повышению уровня рационального понимания и проницательности. Без такого использования своей маскулинной стороны как дифференцированного ресурса она может впасть в бессознательную идентификацию с образом "высшего мужчины", выносящего суждения как если бы они были фактом, делающего предположения без их проверки и провозглашающего самоуверенные и догматичные мнения. Отводя бессознательному почетное место источника мудрости и потенциального роста, Юнг придал новое значение  интроверсии как способу отношения к жизни. Полярность "интроверсия  - экстраверсия"  составляет основу типологии Юнга, представляющую направления установки Я в отношении жизни. Индивидуум с интровертированной установкой функционирует более естественно и непринужденно на основе данных внутреннего мира, тогда как индивидуум с экстравертированной установкой функционирует более естественно и непринужденно на основе данных внешнего мира. Нельзя сказать, что какая-то из этих двух установок лучше или хуже др.; просто каждая имеет свои преимущества и ограничения. Совместно с этим базисным типом переживания интроверсии - экстраверсии на службе у Я находятся еще 4 функции, существующие в форме парных образований. Эти функции можно наглядно представить в виде фигуры из двух пресекающихся под прямым углом осей - креста, в к-ром интуиция  и ощущение  (одна ось) - перцептивные или собирающие информ. функции, а мышление  и чувство  (др. ось) - упорядочивающие или оценочные функции. Каждый чел. имеет одну осн., или высшую функцию, к-рую поддерживает вспомогательная функция  из др. пары. Высшие и вспомогательные функции используются в рамках господствующего типа переживаний, т. е. если индивидуум относится к интровертированному типу, его высшая и вспомогательная функции интровертированы, в то время как третья и четвертая функции экстравертированы. Четвертая функция,  противоположная основной (высшей), называется низшей функцией, поскольку наименее развита. Эта функция, скорее всего, будет использоваться в проявлениях тени. Каждая из четырех функций соотносится с характеристиками личности, специфичными как по интровертированности или экстравертированности, так и по уровню развития. Типологические различия могут резко затруднять взаимопонимание между людьми, становясь источником межличностных проблем. Типология  Юнга применима в терапевтической работе, так как представляет собой не схему статических характеристик, а систему динамики поведения. Хотя люди обладают всеми этими компонентами, разнообразие их комбинаций и степени развития огромны: одни явно интровертированы или экстравертированы, др. занимают положение ближе к центру этих осей. Все 4 функции действуют самопроизвольно, без сознательного руководства, но более дифференцированные функции легче поддаются творческому использованию со стороны Я, тогда как менее развитые действуют более примитивно и компульсивно. Несмотря на то что возрастающая индивидуация  может приводить к большей сбалансированности функций, их иерархический порядок всегда сохраняется, причем третья и четвертая функции оказывают компенсаторное воздействие  на сознательное  Я.